Этнос и террор

 

(Марк Юнге, Даниель Мюллер, Иван Джуха)

Основная тема исследования является довольно интересной и актуальной, малоизученной в грузинской историографии. Однако, параллельно, авторы касаются вопросов и этнополитического характера, самым грубейшим образом искажая  историю Грузии и грузинского этноса.


По всем параграфам, с первой страницы до последней, красной нитью проходит Кремлевская идея расчленения грузинской нации.  Авторы недовольны тем, что «бюрократия карательных органов, вопреки бытовавшей традиции, объединяла под рубрикой «грузины»  не только этнографические или соответственно, племенные подгруппы (субэтносы)  грузин, такие как картлийцы,  кахетинцы, тушинцы, пшавы, хевсуры, ингилойцы, месхетинцы, имеретинцы, гуриицы, рачинцы и лечхумцы, но и аджарцев, мингерелов, сванов и бацбийцев (ранее цова – тушины)». (См. параграф 3. Административное сращивание: аджарцы, мингрелы, сваны и бацбийцы, с. 1-2.),  Спрашивается,  какую или чью «традицию» имеют в виду авторы, где и когда она «бытовала»? Ясно, что они имеют в виду «традицию»  Российской империи до 1917 года,  подчиненную  политике ассимиляции народов, в том числе грузин, когда имперская статистика к графе «грузины» относила лишь картлийцев и кахетинцев. Авторы, «вопреки» этой «традиции» несколько «расширили» понятие «грузины», но выступают против включения в него аджарцев, мегрелов, сванов и бацбийцев, наивно (если только наивно) полагая, что от каких-то  граф в статистических сборниках зависит национальное самосознание той или иной этнографической группы.

Вызывает крайнее удивление тот факт, что авторы, которых  непрофессионалами никак не назовешь, договариваются до глупостей, утверждая, что включение аджарцев в состав грузинского этноса предрешило письмо Лаврентия Берия на имя И. Сталина в связи с переписью населения в 1937 году (см. параграф 3, с. 3-4). Письмо Л. Берия лишь положило конец имперской традиции деления грузинского этноса на отдельные «народы».   Однако авторы не могут не знать, что нации, народы такими письмами не ликвидируются и не создаются.  Задолго до этого письма и после него аджарцы были и остаются органической частью грузинской нации.

Только остаётся развести руками, когда читаешь:  „Какие основания, в сравнении с аджарцами, привела грузинская карательная бюрократия для того, чтобы так же узаконить включение в состав грузин мингрелов, сванов и бацбийцев,  имеющиеся в нашем распоряжении источники не сообщают” (см. параграф 3, с.4). Авторы представления не имеют об истории грузинского этноса или умышленно искажают её в угоду и ныне продолжающейся Кремлёвской политике, направленной на расчленение грузинского этноса. Опять они ищут, видите ли, источники, документы о „ликвидации“ таких  „национальностей“ как мегрелы, сваны, бацбийцы и включения их в состав грузинской нации?! Они, видимо, полагают, что на основе решения бюрократов, даже карательных органов, можно ликвидировать национальности и включить их,  куда только захочешь. Это не наука, а политиканство и самый настоящий бред.

Авторы явно искажают и исторические факты, когда вспоминают о 80-х годах 19 - го века и пишут, что тогда „ мингрельский язык был объявлен диалектом грузинского и был поставлен заслон на пути попыток со стороны России, ввести  мингрельский в качестве языка преподавания в школе“(параграф 3, с.4). Интересно, кто мог в 80-х годах 19 века „поставить заслон на пути попыток России» так „осчастливить“ мегрелов? Почему авторы об этом молчат? В 80-х годах 19 века, в ответ на рост национально-освободительного движения в Грузии, Россия ужесточила имперскую политику и в целях разобщения, тем самым ослабления  грузинской нации стали „заботиться“ о мегрелах и сванах, создали для них школьные учебники, стали переводить богослужебные книги.  «Заслон на пути попыток России»,  расчленить грузинскую нацию, поставили сами мегрелы и сваны, отказавшись от псевдоучебников и другой „литературы“ .  Господа авторы должны знать, что в истории не существует такой даты, когда мегрелов и сванов отделили или включили в состав грузинской нации. Они совместно с картлийцами изначально составляли и ныне составляют ядро грузинского этноса, разрушить которого разыскиваемыми авторами какими-то „источниками“ и постановлениями или письмами невозможно).

Как известно, в Грузии проживали и ныне проживают  представители десятков  разных национальностей. Авторы, поставившие перед собой задачу „изучения этнического фактора в преследованиях 1937-1938 гг.“, обязаны были осветить судьбу этих национальностей; изучить, как они подвергались или не подвергались репрессиям в период большого террора, тем более, они обязались рассмотреть „репрессии не только в отношении национальных диаспор, но и в отношении возможно большого числа этносов, включая титульную нацию – грузин» (см. параграф 2. Контекстуализация этнической  компоненты, с.2). Авторы явно не выполнили обещание, сосредоточив всё своё внимание на  „созданных“  имперским воображением „нациях“ - аджарцев, мегрелов, сванов, бацбийцев, лазов. Для уважаемых авторов, главным образом, в этом и  заключается  „этнический фактор в преследованиях 1937-1938 годов“, что даёт нам основание для выводов об их  настоящих «научных»  целях  и задачах.

Неслучайно, что самый объёмный параграф (параграф 4-й) авторы посвящают весьма малочисленным лазам, стремясь во что бы то ни было „доказать“, что они не принадлежат к грузинскому этносу. Подчеркивается, что в СССР в определённый период лазы учитывались как отдельная нация и советская власть „заботилась“ о них, издавая газету, а так же учебники на лазском говоре. Но те же авторы не смогли скрыть подлинные и общеизвестные мотивы, обусловившие „заботу“ советской власти о лазах. Проявление „заботы“ о лазах, объявление их отдельным этносом, издание литературы на лазском говоре преследовало одну-единственную цель – повлиять на жителей Лазистана, волею судеб оказавшихся в составе Турции, способствовать распространению среди турецких лазов идеи коммунизма и советской власти. Когда настоящая политическая игра закончилась безрезультатно, прекратилась и „забота“ о лазах.  Авторы об этом знают, но их это мало волнует, у них другая цель -  „доказывать“, что родственные мегрелам лазы не принадлежат к грузинскому этносу. В данном случае авторы попутно „решают“ и мегрельскую „проблему“ в духе имперской идеологии. Этим и вызвано, если так можно выразиться, столь непропорциональное внимание к малочисленным лазам.

Со всей убедительностью можно сказать, что одной из  реальных целей  авторов является ещё большее обострение грузино-абхазских и грузино-осетинских взаимоотношений, историческое «обоснование» или оправдание их «независимости». Доказательством тому служит 5-й параграф – „Социальный статус и репрессии: абхазы и осетины“. Авторы проявляют некомпетентность или сознательную тенденциозность при освещении истории Абхазии, руководствуясь лишь выдумками сепаратистской и имперской историографии.

- Не соответствует действительности утверждение, что в конце 16 столетия абхазы подверглись широкой исламизации, тщательно скрывая при этом процессы, происходившие в Абхазском эриставстве  (понятие «эриставство» они сознательно не употребляют ) с середины того же 16-го  века. Авторы ничего не говорят и о границах Абхазского эриставства,  пролегавшегося к северо-западу от  современного Нового Афона.

- Выгороживая Россию, авторы неоднократно отмечают, что в 60-х и 70-х годах 19-го  века абхазов не насильно выгнали из Абхазии, а их большинство просто покинуло страну и эмигрировало в Османскую империю.

- Авторы повторяют выдумку сепаратистов о переселении части абхазов на Северный Кавказ, скрывая тем самым факт заселения исторической Абхазами апсуа-абазами.

- Постоянно подчеркивая факт заселения Абхазии жителями западной Грузии , авторы ни словом не обмолвились о выселении грузин из Абхазии в конце 17-ого и в начале 18-ого века.

- Отметив, что часть абхазов сражалась против грузинских меньшевиков, ничего не сказано на чей стороне выступало большинство абхазов в 1918-1920 годах; что на демократических выборах в Народный Совет Абхазии победила Грузинская Социал-демократическая партия, укомплектованная преимущественно этническими абхазами.

- Далеко от истины утверждение о том, что в 20-х годах 20-го века доля этнических абхазов  среди общего  населения Абхазии составляла „только половину населения“. На самом деле, доля абхазов составляла, примерно,  25% .

- Прямым насилием истории является утверждение о „мегрелизации“ православных абхазов в районах, граничащих с Мингрелией – т. е. в Гальском  районе.

- Авторы умалчивают о том, что ССР Абхазия изначально была создана временно до созыва съезда советов, а не на вечные времена. С подобным статусом по всей России существовало не одно образование (Донская Советская Республика,  Черноморская Советская Республика, Кубанская Советская Республика, Кубано-Черноморская Советская Республика и т. д.), о которых  сегодня никто не помнит. Следовательно, статус Абхазии не был уникальным.

- Абхазия входила в состав Закавказской Федерации только через Грузию, а не непосредственно.

- Авторы говорят о понижении статуса Абхазии в 1921 и 1931 годах, однако ни словом не обмолвились о том, что в Конституции СССР 1924 года она зафиксирована как автономная республика, которая в центральном законодательном органе СССР была представлена на уровне негосударственного образования – автономной области.

- Фантазией авторов является утверждение, что ССР Абхазия имела право непосредственного обращения в центральные органы СССР. Даже в 1921 году, до установления с Грузией договорных отношений, Абхазия не имела право обращения даже в правительство РСФСР.

- Необходимо тщательно перепроверить статистику о репрессиях, которыми оперируют авторы, занимающие крайне тенденциозную позицию; которые фальсифицируют историю, имея конечной целью оправдание „независимости“ Абхазии.

- Говоря о замене латинского алфавита грузинским, авторы умалчивают о том, что реформа алфавита проводилась по всему СССР в целях  унификации письменностей „автономных национальностей” с письменностями государственных языков соответствующих союзных республик.

5-й параграф, как и в целом работа, выполненная Марком Юнте, Даниэлем Мюллером, Вольфгангом Фейрштейном и Иваном Джуха, не выдерживает никакой критики, особенно в той части, где речь идёт об истории Грузии, грузинского этноса, Абхазии и абхазов. Она не имеет ничего общего с действительностью.  Авторы явно исповедуют сепаратистскую и Кремлёвскую идеологию, направленную  против  целостности грузинского государства и на расчленение грузинского этноса.

Вывод: Работа „Этнос и террор“, несмотря на довольно грамотное освещение отдельных аспектов большого террора 1937 - 1938 годов,   в целом является не научным  исследованием, а попыткой обоснования политической  платформы  сепаратистов и их внешних покровителей.  В представленном виде её публикация недопустима.

С уважением,

Профессор Джемал Гамахария

 

 


 

 

Print
Chairman

Biography
Calendar
«« July 2017 »»
Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
2627282930 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 123456
Photo Gallery
 Copyright 2010 All rights reserved
developed by websolutions