Рецензия - "Вечерка, искусство Абхазии"


И творчество, и чудотворство


Совместными усилиями правительства Aвтономной Республики Абхазии, Союза литераторов и деятелей искусства Абхазии и Союза художников Абхазии, при деятельном участии художника Нугзара Мгалоблишвили, выпущен в свет капитальный альбом «Современное искусство Абхазии» (дизайн Георгия Церетели).

 

На страницах этого альбома любители искусства ознакомятся с творчеством как совсем молодых художников, рождённых уже после трагического для всех нас падения Сухуми, так и с произведениями мастеров среднего и старшего поколения, для которых утраченная родина остаётся непреходящей болью и незаживающей раной.

 

Знакомясь с включёнными в альбом 56-ю работами, перефразируя Максимилиана Волошина, «изгнанников, скитальцев, живописцев» и их потомков, мы перелистали почти 170-страничное издание и сделали пометки к «бросившемуся в глаза» поскольку даже краткая характеристика всех иллюстраций потребовала бы не меньше книжицы.

 

Итак, первый раздел – «Живопись». Мариам Акубардия (1991 г.р.) работа «Распятие» – зловещая, таинственная тёмная гамма, расплывчатые очертания креста, леденящие сердце какой-то неотвратимостью...

 

«За круглым столом» Шакро Бокучава (1951) – три молодые женщины «с прошлым» - за зелёным столом (возможно, символом везения или наоборот), застывшие в ожидании и вовсе не расположенные к праздной беседе...

 

Манон Булискерия (1972) и её «Вкус стены» - не осязательный, разумеется, а чрезвычайно богатый на визуальные интерпретации – линий, соединяющихся в фигуры, образы, ассоциации...

 

Совершенно замечательная по колориту, композиции и точности «движений» «Беременная и растения». Женщина с лейкой у балконного садика – хватающая за сердце вибрация запечатлённой сцены.

 

«Моисей» Нугзара Мгалоблишвили (1948) – образ, сотворённый «ломаной» композицией и драматически яркой гаммой, где доминируют оттенки красного.

 

Выполненный в духе реализма психологический портрет девочки, выдувающей мыльный пузырь «Мариам» Мамуки Пипия (1973) убедительно отображает силу характера обладательницы толстой косички – с этой не забалуешь!

 

Море симпатий и даже умиление вызывает «Паяц со скрипкой» Мераба Пипия (1960).

 

Изобразив динамичный изгиб тела коня, рвущегося ввысь, Нана Эсиава (1993) подтвердила ещё раз известный тезис: «Рисунок – всему голова».

 

А вот Эльдар Кавшбая (1964) увидел своего коня из древних сказаний (серия «Абхазские мифы») в многообразно и многокрасочно инкрустированном убранстве, но в положении статическом...

 

«Ангел» (задремавший в медленном парении карапуз) Кетеван Шенгелия (1991) убеждает, что «ангельская» живописно-скульптурно-декоративная тематика неисчерпаема как по цветовому богатству гармонически взаимосвязанных оттенков, так и по композиционным решениям, несмотря на то, что истоки её уходят в глубины времён первых христиан.

 

Второй раздел альбома – «Графика», и предваряет его тонкое и глубокое замечание Амадео Модильяни: «Линия – волшебная палочка, но чтобы использовать её, надо быть гением».

 

И вновь предстаёт пред нами – уже иная грань дарования Нугзара Мгалоблишвили-книжного иллюстратора. Особые эмоции вызвало у автора этих строк оформление обложек к сборникам произведений Мухрана Мачавариани, неповторимые интонации лирики которого художник, без сомнения, глубоко прочувствовал.

 

Ещё одна примечательная работа уже мастеровитого, несмотря на юность, Луки Шелия (1999) – «Танец рыб», в котором передан своеобразный трагикомизм на фоне щедрого и своеобычного колорита.

 

Радует глаз изящной и уравновешенной геометрией ряд «Пластических форм» Лери Чантурия (1948).

 

Замечательны по своему своеобразию работы Нино Чедия (1994), ещё студентки тбилисской Академии художеств, приятно удивляет её умение «схватывать образ», подобно определённой категории шахматистов, славящихся умением с первого взгляда «выхватить» суть позиции, её укреплённые и уязвимые пункты. Впечатляют «Путник», «Семья» и оособенно «Королева», живая правительница, от поясницы до ступней словно бы врастающая в саркофаг.

 

Раздел «Скульптура» представлен как монументальными произведениями, так и т.н. «малым жанром». И здесь многоодарённый Нугзар Мгалоблишвили завораживает своим «Танцем», где движения абстрактного «танцора» отличаются одухотворённой плавностью, гибкостью и «полётностью» линий.

 

Та же лёгкость и воздушность отличает «Балерину» Валерия Джобава.

 

Раздел «Декоративно-прикладное искусство» предваряет завет того же Модильяни: «Твори, как Бог, владей, как царь, работай, как каторжник».

 

Образцы всех отраслей изобразительного искусства представлены в этом небольшом по объёму разделе. Созданы многие из них словно бы по откровению Анны Ахматовой: «Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда...». Но здесь же – и благородная чеканка. Её отличные образцы представил на страницах альбома Владимир Чхеидзе, особенно впечатляет чеканное изображение царицы Тамар. Листаем дальше - ещё «аристократия» - произведения ювелирного искусства и эксклюзивная бижутерия, «эмали и камеи» (совсем по знаменитому сборнику сонетов Эредиа), медальоны, изделия из кости и даже фрагменты богатых интерьеров, не для старых грузин, вроде автора данного обзора, а исключительно для усадеб новых грузин нового века. Догадайтесь – кто сотворил эти интерьеры? Беженец Нугзар Мгалоблишвили,  «тот самый Нугзар, у которого «тогда» в Сухуми бомба попала прямо в мастерскую, уничтожив все картины. Это тот Нугзар, который поставил на Переделкинском кладбище уникальный памятник своему и нашему другу, Юре Щекочихину», как писали о нём московские друзья в «Новой газете».

 

Но и это ещё не всё о Нугзаре. Раздел сценографии представлен единственной работой – его эскизом декорации к одной из пьес Э. Радзинского «Старая актриса на роль жены Достоевского».

 

Но и вступительное слово к альбому принадлежит Нугзару Петровичу, ставшему своего рода Чарлзом Чаплиным этого интересного проекта – как и великий американец, «режиссёром, актёром, композитором и автором сценария».

 

«Вот уже более 20 лет прошло с тех пор, как мастера изобразительного искусства различных жанров и отраслей вынуждены творить вдалеке от истоков своего вдохновения – Абхазии.

 

К сожалению, трагедия войны оборвала жизнь многих замечательных художников, оставивших неизгладимый след в грузинском искусстве, обогативших единую сокровищницу грузинской культуры.

 

Именно по проложенным ими тропам, невзирая на тяжелейшие социальные условия, изгнанные из родной Абхазии современные художники, достойно продолжают традиции старших поколений. Быть может, ностальгией по родным местам вызвана их необычайная открытость перед миром и его многоцветием, что выражается в только им свойственных тенденциях. Порой в таинственном покое произведений вдруг ощущается взрывное волнение моря, бьющего волнами в берега, или наоборот, кротость сорвавшегося с гор и утихомирившегося в лоне моря ветра...

 

Именно с целью популяризации творчества художников, создающих свои произведения в столь тягостных условиях, и был выпущен в свет этот альбом, в котором представлены уроженцы Абхазии - мастера изобразительного искусства всех поколений, различных мировоззрений, жанров и направлений», - так Нугзар Мгалоблишвили завершает своё вступительное слово к альбому.

 

 

Владимир Саришвили



 

Print
Chairman

Biography
Calendar
«« May 2017 »»
Mon Tue Wed Thu Fri Sat Sun
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31 1234
Photo Gallery
 Copyright 2010 All rights reserved
developed by websolutions